понедельник, 29 сентября 2014 г.

Про выборы в Раду

Любопытная статья про баллотирующиеся на текущих выборах в Верховную Раду партии и прочих мажоритарных кандидатов. Автор Александр Нойнец.

Далее вся авторская заметка. От себя замечу, что в принципе, предлагаемое автором решение является достаточно работающим и зарекомендовавшим себя во многих благополучных развитых европейских странах. Речь о фактически двухпартийной системе, когда 2 партии сменяют у власти друг друга. Виги/Тори в Англии, Либералы/Лейбористы (те же виги/тори) в Австралии, Демократы/Республиканцы в США. Это все они, примеры.

Дьявол, как обычно, в деталях. Вышеупомянутые партии десятилетиями формировали свои идеологии, платформы, и веками последовательно их претворяют в жизнь. При этом идеологии являются лидеронезависимыми. Партия и ее рейтинг не отождествляется с сиюминутным политиком или лидером. Наоборот, люди выбирают идеологию, партию, и уже отсюда партия назначает руководителя. В Австралии, например, все вообще запутанно. Парламентская республика. Победившая в парламенте партия выдвигает Премьер-Министра страны, который и является ее временным руководителем. Прямых народных выборов ПМ нет, как нет и президента. Правда, есть Королева (далеко), и ее наместник в Австралии - генерал-губернатор (близко), но это скорее церемониальный должности.

На этом отступление закончено, дальше сама статья.

Выборы-2014 – это довольно страшное мероприятие. Я ничего не боюсь, кроме высоты, насекомых и выборов в Верховную Раду в 2014 году. Потому что эти выборы – это событие, после которого жизнь в стране может либо плохо и медленно до незаметности начать движение к улучшению, либо же хорошо и быстро обвалиться в адище и беспредел пуще прежнего.


А страшно потому, что здесь в выборе кроется ловушка. Потому что хорошо и быстро жизнь обвалится в адище и беспредел в том случае, если народ, который, как известно, сер, но мудр, решит проголосовать за крепкую вертикаль власти.


У нас в стране имеется традиция демократического централизма. И традиция эта крайне пагубная. В том смысле, что у нас принято, что победитель забирает всё, а все остальные ходят к нему на поклон, чтобы на коленях молить о ярлыке на княжение в отдаленном улусе, чтобы хоть так набрать денег на финансирование своей партии.

Не знаю, как у нас пойдет децентрализация власти, но в области традиций демократического централизма пока что у нас никаких подвижек не имеется. Тут сознание у всех плотно застряло в феодализме.

Я не буду сейчас рассказывать все многочисленные претензии к самому Порошенко. Речь не об этом, он старается, как может, он, вероятно, хороший человек и крепкий лидер, да и в целом, довольно хороший вариант для страны. Надежды, на него возложенные, он пока что не просрал почти нигде, а где просрал, это объясняется проблемами ситуации, а не проблемами Президента.

Но дело не в самом Порошенко. Дело в посте, который он занимает. Дело во власти, как в самом разлагающем явлении в мире.

Сейчас Блок Петра Порошенко идет на парламентские выборы. Разумеется, президентский блок надеется стать единоличной партией власти, и набрать максимальное число голосов. В идеале – 51%, и по мажоритарке столько же, чтобы сформировать большинство без чьей либо помощи, и сделать наличие каких-либо других партий в Раде необязательным. То есть, в таком случае мы получим централизацию власти в одних руках, в руках Президента и его команды. Что плохо.

На это можно возразить, что раз на дворе война, то власть и должна быть сконцентрирована в одних руках, потому что война – не время для дискуссий, а время всем собраться в единый кулак, растущий из единой руки, и рука эта – Петра Алексеевича Порошенко. Собственно, именно это обычно и возражают.

Только вот какая штука. Во-первых, если сконцентрировать власть в одной руке верховного правителя в связи с тем, что война, то он получит мощный стимул войну никогда не прекращать, а наоборот, максимально затягивать. И, во-вторых, а какие критерии будут для завершения войны? У нас не введено военное положение, у нас идет антитеррористическая операция. Надо полагать, если мы сами для себя решаем, что АТО – это война, которую мы просто решили не называть войной из политических соображений, то закончится эта война тогда, когда отпадет необходимость в ведении антитеррористической операции.

Так вот, сюрприз-сюрприз. Никогда не отпадет. США ведет свою антитеррористическую операцию уже 13 лет, с 11 сентября 2001 года, и конца ей не предвидится. Даже когда Украина отобьет у Паши Губарева, и кто там еще успеет сбежать в Москву, удерживаемую российской армией донецко-луганскую агломерацию, Губарев и Гиркин все равно продолжат дестабилизировать обстановку на Украине, причем именно что террористическими методами. Они продолжат утилизировать российских пассионариев, тренируя их и засылая на территорию Украины с диверсионными целями. Собственно, я об этом писал еще ой-вей, 6 июля. И в таком случае АТО закончится только вместе с Российской Федерацией, как ключевым спонсором терроризма. То есть еще долго не закончится.

Предлагаете на все это время, на долгие годы, выдать Петру Алексеевичу мандат безоговорочного доверия в связи с военным положением? Плохая идея.
В истории государств действительно часты случаи, когда один деятель наделялся полнотой власти на время военных действий, с тем, чтобы противостоять военной угрозе. Самый яркий пример 20-го века – сэр Уинстон Черчилль, которого вытащили из политической изоляции на пост Первого Лорда Адмиралтейства, а впоследствии – Премьер-министра, для того, чтобы он предложил британцам вместо «бесчестья» — «кровь, тяжкий труд, слезы и пот». 26 июля 1945 года, когда война окончилась, Черчилль подал в отставку.

Но давайте не забывать, что все это время, пока Черчилль обладал всей полнотой необходимой власти, королем Британии был Георг VI. И символом британского сопротивления был не Черчилль, а Георг. Который высадился в Нормандии всего через 10 дней после Дня Д, а в 1944-м побывал в Италии, в Бельгии и Голландии и вообще всю войну провел в Букингемском дворце, на виду у немецкой авиации. В 1940-м немецкая бомба взорвалась в двадцати метрах от Букингемского дворца.

То есть, хотя правителем Великобритании был король, и король не отлынивал от своих обязательств, военным министром был не он, и всю полноту всех рычагов король у себя в руках собрать не пытался, а наоборот, пытался делегировать обязанности профессионалам.
В то время, как мы, всовывая все рычаги в руки одному человеку, рискуем, что он их нам не отдаст. Потому что Петр Алексеевич, при всех его несомненных ярчайших достоинствах – не Георг Шестой и не Уинстон Черчилль.

Петр Алексеевич – олигарх. Жестокий бизнесмен, чья главная цель всю жинзь заключалась в том, чтобы в условиях беспрестанной капиталистической гонки акул сожрать соседей и конкурентов, и самому стать самой большой акулой, чтобы его никто не сожрал.
То есть не надо даже сомневаться, Петр Алексеевич с благодарностью примет из рук народа все рычаги управления этим самым народом. Чтобы никогда от них не отказаться, чтобы рулить в свое удовольствие, куда он сам придумает.

Другими словами, голосуя на выборах парламента за Порошенко, мы голосуем за последовательную гиперцентрализацию Украины. За то, чтобы Порошенко в итоге короновался и путинизировался. А стране, в которой из земли не бьет газ, путинизировать кого-либо крайне опасно. Потому что добывать бабло этот человек будет не из земли, а из людей. Вынуждая их как раз выходить на Майдан год за годом, чтобы сменять одного гиперправителя на другого гиперправителя.

Поэтому вместо того, чтобы концентрировать всю власть в одних руках, умные заграничные люди уже давно для себя придумали концентрировать власть в нескольких руках, создав систему доминирования правящей двухпартийности.

Не стоит беспокоиться за Порошенко. Во-первых, он и так уже Президент. Во-вторых, его блок наберет достаточно голосов и пройдет в Раду и так, просто на мотиве доверия избирателей к партии власти. Давайте не будем заботиться о Петре Алексеевиче. Давайте позаботимся о себе.
При этом я отнюдь не говорю, что Петр Алексеевич плохой человек или недостойный Президент. Нисколько. Он лучшее из всего, что мы можем себе позволить на данный момент. Просто в стране не существует потомственных лордов, которые воспринимают власть не как возможность, а как утомительное бремя. Нету аристократии. Борщ есть, Ярош есть, Коломойский есть, сало есть. Даже газа немного есть. Аристократии нет.

Что делать в условиях, когда аристократии нет, и делегировать полномочия некому?
Ответ очевиден – делегировать полномочия наиболее способным представителям, тщательно следя за тем, чтобы никому из них не досталось слишком много власти. Разделять власть между максимальным количеством максимально приличных людей. Не давать никому взлететь слишком высоко. И, разумеется, параллельно работать над кадровым резервом, вычленяя из своих рядов будущую замену нынешним политикам, ментам, судьям и чиновникам.
В свете этого лично я склоняюсь к доминированию двухпартийной системы, как самому простому и прозрачному примеру системы сдержек и противовесов.

Мне не нравится Яценюк-революционер. Кулявлоб и все такое. Очень смешной маленький озлобленный человек, который пыжится надеть шкуру Немейского льва и скорчить из себя Геракла. Но меня устраивает Яценюк – премьер-министр. Яценюк-премьер – это конструктивный чиновник. Он достаточно европейский, прозрачный и эффективный для своего поста, одного из самых стрёмных постов одной из самых стрёмных стран в самый стрёмный период жизни этой страны. По крайней мере, он является всем вышеперечисленным на фоне предшественников.

И в этих условиях я крайне рад, что Яценюк и Порошенко не смогли договориться идти на выборы единым блоком. Не смогли они договориться, кстати, потому что Яценюк и Турчинов просили для себя квоту в 30% от Блока Порошенко. А Петр Алексеич решил, что 30% от БП — это для Яценюка слишком жирно, и пускай Арсений погуляет на морозе. И вот сейчас Яценюк пытается собрать в Верховной Раде собственную фракцию. То есть, обратите внимание, даже 30% влияния в своей партии Порошенко своему премьер-министру зажал. Потому что Порошенко делиться властью не хочет. Он хочет её централизовать всю у себя.

Что в таких условиях будет, если у Яценюка не будет своей фракции в парламенте? Очевидно, что. Он станет полностью зависимым от Президента и просто превратится в статиста при Великом Президенте, не имея достаточно сил и авторитета, чтобы ему возражать, и не имея возможности вступить с ним в конфликт, чтобы продавить собственное решение. Потому что в случае вступления в конфликт, он рискует, что Порошенко тогда выкинет Яценюка на мороз уже окончательно, и карьера Яценюка начнет медленно закатываться. Вместо реальной власти он превратится просто в медийную личность, чьи дни славы далеко в прошлом, как какой-нибудь Кучма или там Ехануров. В таких условиях Яценюк, как политический карьерист, никогда не станет рисковать своим будущим, он скорее откажется продавливать то решение, которое ему кажется правильным.

То есть непопулярные реформы в стране больше не пойдут. Яценюк не захочет брать на себя ответственность за них. Не захочет рисковать, что в какой-то момент Порошенко его сольет.
В принципе, вышенаписанное относится в большей степени не столько к избирателям, сколько к ключевым лицам из Народного Фронта. Это, в общем-то одна из двух главных мыслей, которые хотелось бы до них донести. Первая: господа, не думайте, что сможете договориться с Порошенко, не находясь на позиции силы. Если вы просто хотите с ним поработать, то он с вами поработать не хочет, он скорее своего шофера премьером наймет, и работать и контролировать его будет сам, ему так дешевле обойдется. С Порошенко можно договариваться, но только с позиции силы, поэтому вам придется постараться, и наколотить на этих выборах такую фракцию, чтобы он был вынужден с вами договариваться. Не пытайтесь под него слиться заранее, он вас выкинет. Вторая мысль, которую хочется сказать по поводу Народного Фронта: ребята, найдите и убейте того, кто придумал вам это название. Он его украл у Народного Фронта Путина и Народного Фронта Новороссии. Ну да речь не об этом.
Речь о том, что с собственной фракцией Яценюк превращается в фигуру, с которой приходится считаться и которая может вести свою собственную политику, не оглядываясь поминутно на Шоколадный Трон.

Очевидно, что политика эта не будет радикально отличаться от политики Порошенко и его блока. Просто потому что по ключевым пунктам позиции Порошенко и Яценюка не отличаются. Оба они – прозападные политики, просто Порошенко – более дипломатичный и в силу этого более склонный к популизму, а Яценюк – более технократичный и в силу этого более агрессивный.

Немного похоже на Георга Шестого и Черчилля, если забыть о том, что совершенно не похоже ни на короля, ни на лорда адмиралтейства, а похоже на олигарха-дипломата и политика-чиновника.

Насчет прочих партий я могу сказать вот что. Можна все на світі обирати, сину. Вибрати не можна тільки «Батьківщину». И «Оппозиционный Блок». И «Сильную Украину». Потому что все эти силы целенаправленно заняты только одним – популизмом, критикой и ослаблением власти, на которую они страшно обижены. Юля – не те дроиды, которых вы ищете. Левочкин – не те дроиды, которых вы ищете. Тигипко – не те дроиды, которых вы ищете. Прочие партии, и Ляшко, и Гриценко, и Демальянс – тоже заняты сейчас агрессивным популизмом, разумеется. Они хотят в первую очередь во власть, а что они там будут делать, они еще не знают. И в этом отличие. И Юля, и Тигипко и Левочкин отлично знают, что они будут делать во власти. И результаты того, что они там наделают, никому, кроме них, не понравятся.

А что касается мажоритарки, то отдавая свой голос, учитывайте, что мажоритарщики – это либо те люди, которые идут в Парламент для того, чтобы там как следует заработать, либо те люди, которые боятся идти от своих партий, потому что их партийная принадлежность такая стрёмная, что отберет у них голоса. Проходя в Верховную Раду, мажоритарщик довольно быстро вступает в договорняки и сливается под одну из групп влияния, и впредь голосует так, как ему эта группа влияния подскажет.

Мажоритарщики – наемные кнопки парламента. Придя в парламент, они продадутся. Ключевой вопрос в том, какой именно силе они продадутся – проевропейской или пропутинской.

Поэтому читайте внимательно биографии кандидатов, не ленитесь. По ним обычно очень несложно определить, в какую сторону ваш избранник побежит, оказавшись в Раде.
И сделайте одолжение. Прекратите голосовать за красных директоров, за этих «крепких хозяйственников», которые попадают в Раду, как в элитный клуб по парковке Поршкайенна в запрещенном месте. Именно красные директора, которые шантажируют избирателя тем, что если они не попадут в Раду, то им придется закрывать завод и обездоливать всех пятьсот своих рабочих – и есть тот якорь, на который в Верховной Раде будет пытаться опереться Путин. Именно они не могут отказаться от сиюминутных интересов, именно их купить дешевле всего российским контрактом на поставку чего угодно. Именно через них Владимир Владимирович Коррупция и будет сливать Украину в унитаз в первую очередь.

И заберите паспорт у бабушки с дедушкой. Поляки были правы, когда призывали к этому. Бабушки с дедушками голосуют не за будущее, а за прошлое, которое больше никогда не вернется. Бабушки с дедушками голосуют за Сталина, за Кравчука и за Януковича, за доллар по пять и за молодость, когда член стоял. А уж как это прошлое приблизят те коммунисты и регионалы, которые к нему апеллируют, бабушек с дедушками не интересует. Они не понимают, что коммунисты и регионалы стремятся вернуть прошлое только для себя – чтобы воровать по-старому.

В общем, постарайтесь голосовать за себя. За то, что вам выгодно. За то, чтобы власть не заносилась слишком высоко, но при этом оставалось властью, а не превращалась в базар, при котором все одновременно и во власти, и в оппозиции.

Если нет – не жалуйтесь, что страна вас не устраивает. Это мы присунули этих уродов Верховной Раде, это наши уроды, это мы за них отвечаем. Чем лучше забросим бюллетень в урну через месяц, тем меньше придется забрасывать депутатов в урны через два месяца.
В общем, сейчас мы стоим перед возможностью взять и построить на пустом месте, на руинах и говне, нормальную демократическую систему двухпартийного доминирования, как в лучших демократиях мира. Давайте постараемся и не провалим эту возможность. Очень хочется встретить старость в демократической цивилизованной стране, а эмигрировать желания никакого нет. Давайте тут, на месте, как-то расстараемся.
Александр Нойнец